17.01.2021

И никого нет: Мой верный путь

Я уже совершенно ничему не удивляюсь — после двух недель в пустом заброшенном Минске я попробовал все развлечения, которые только доступны в городе без электричества. Тоска. Пожалуй, это есть то самое главное чувство, которые меня преследует, если в жизни моей и раньше особого смысла я не находил, то теперь его нет и подавно. Плавно, день за днем, я просыпаюсь каждый раз в новом месте и пытаюсь придумать, чем же это занять себя на следующие двенадцать часов, по ночам снятся только кошмары, с Катей не ладится совсем, я не видел её вот уже пару дней. Связи у нас нет, говорить не о чем, уехать идею мы оставили после третей попытки. Вот уже третий день я хожу на озеро и читаю там книги, один среднего размера роман на день. Вести дневник как не получалось раньше, так лень и сейчас, без ноутбука дело это тягостное, а рука совсем отвыкла от письма, так удивительно, ещё буквально пять лет назад я с легкостью конспектировал по несколько листов тетради за пару, а сейчас от одной лишь исписанной страницы ноет кисть. Дело гиблое, так мне видится жизнь, уехать нельзя, делать нечего, умирать тоже не хочется. Молиться я пробовал как-то, с этим у меня уже совсем беда, каждое действие теперь не имеет абсолютно никакого значения — все тлен, разве что на работу больше ходить не надо. Насколько долго мы сможем пользоваться запасами, как нам прожить зиму, да что там зиму, как справляться, когда просто станет холодать, никто из нас этого не знает.

Мы договорились каждые три дня встречаться в центре и сегодня как раз тот день. Почему у нас не заладилось, я даже и не знаю, мне просто не интересно с ней, она без умолку болтает и что многим хуже — ноет, а как же так, а что мы будем делать, а сходи вот туда, сделай это, слезы эти вечные. Да и просыпаемся мы раз за разом стоит нам только уснуть вместе каждый у себя дома. Все таки я еще никак не привык, бывает иду по улице прямо по середине дороги и мозг все прислушивается, не едет ли где машина, осматривается по сторонам, хотя и это чувство и начинает ослабевать. Все больше вспоминается прошлое, как же было весело на той улочке, а если свернуть направо, в доме на горке жили друзья, в этом дворике я ждал свою первую любовь, здесь пил неоднократно, а здесь сугроб был огромный каждую зиму, мы прыгали, исполняли кульбиты и кто бы мог подумать, что всё для меня обернется именно так.

Один из моих любимых вопросов — куда же всё таки пропали все. Ушли в другое измерение ли или их как-то расщепили на молекулярном уровне, забрали на другую планету, и вот этот, наверное, самый важный — остался ли ещё кто-то на этом космическом шаре? По радио сплошная тишина, вокруг никого и Катя. Я бы и занялся чем стоящим, только вот стоящее не придумывается. Все с большей частотой я начинаю планировать зиму — где мы будем жить, как мы будем согреваться и что будем есть. Как бы там не хотелось, а зимой надо быть рядом к другу и за собой особенно следить, любая простуда и кирдык. Во всем этом хитросплетении наших с ней судеб, через все наши испытания, пройденные за жизнь до, ведь именно нас двоих оставили, мы же теперь вроде как начинатели рода человеческого, хотя если Адам и Ева были такие же, как мы, полнейший дальнейший исторический пиздец легко объясним, просто у «этих там» не самый лучший алгоритм выбора начинателей. Хотя если подумать, со мной не все так и плохо, в жизни той мне явно было места куда меньше, чем в этой, и если уж мне суждено жить и остаться, я проведу её по совести и с достоинством, и не ради кого-то, а только ради самой идеи, так хорошо воспетой искусством, не понимаю, зачем я все эти смыслы искал, теперь заметано, мой смысл жизни в ней самой же и состоит. Достойно провести уготованный остаток лет, помочь Кате и умереть с чистым сердцем. Где бы еще балончик с краской найти, начертаю сие прямо у входа в президентский дворец: «Здесь был Адам. Он жил по совести потому что так правильно. И никто ему это «жить честно» не запретил».

Я обязательно должен позаботиться о Кате, снять её брекеты тоже задача чуть ли не номер один. Вот что я знал о брекетах раньше: там что они из какого-то металла, который форму возвращает и что не всегда с ними удобно есть, а теперь мне предстоит их снять. Вот уже дела! Ох блин, так это а если грыжа какая, операцию я не сделаю. Так стоп, об этом подумаешь когда эта грыжа будет. Пока же сначала с Катей поговорить и начать строить свою жизнь здесь. Как там в той песне: «Я нарадзіўся тут, І я буду жыць тут». Овощи надо научиться выращивать. Обязательно.

По обыкновению Катя была в полосатом платье, каждый день в новом, белые кеды, только волосы стали у неё короткие.

— Ты постриглась? Тебе очень идет! Привет.
— Да, привет. Все равно их без теплой воды мыть сложно, так проще.

Мы с ней не обижены один на одного, просто уж больно сложно все это переживать с совсем незнакомым человеком, мы с ней в тот день хорошо зависли, она клевая, болтает только много, пьяным меня это совсем даже не напрягает, а по трезвости это радио изрядно полощет мозг и заводит нервы. Беспорядочные вопросы про все и как мы будем утомляют, а когда не знаешь ответов — это уже совсем бесит.

— Катя, нам надо поговорить, — после паузы я все таки решился
— Да, и мне хотелось, — понимаешь, — тут такое дело, давай будем хотя бы ложиться вместе, — говорит.
— Как же хорошо, что ты так тоже считаешь, — я все не могу перестать думать про зиму, да и нам нужно думать как жить дальше, — я ответил.
— Согласна!

И мы молчали с час, она ела мороженое, где она только его достала, а я смотрел вдаль.

— Слушай, а мы этот «кемпински» сможем взорвать?
— Я сама думала об этом, может, давай уже начнем по кирпичику его выносить, глядишь, к сорока и уже милый такой наполовину разобранный недострой.

Тяжело говориться. Думается все то о том, то о другом сразу. После еще получасовой паузы мы решили вкусно поужинать в доме у реки, я её поцеловал пред сном нежно, ведь у нас еще вся жизнь впереди, а я без оговорок решил заботиться о ней и о нас.
Проснулся уже в том же доме. Один. Снова один, да что же это, хотя, там на улице, неужели? О да!

— Катенька, доброе утро!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.